Главная \ Новости \ Люди-гвозди. Как два друга открыли чайные плантации в уральских лесах

Новости компании

Люди-гвозди. Как два друга открыли чайные плантации в уральских лесах
Назад
Люди-гвозди. Как два друга открыли чайные плантации в уральских лесах

Статья о том, как все начиналось

o-nas

Александр Масютин и Алексей Чириков построили свой маленький бизнес, объединив русскую традицию сбора иван-чая с китайскими технологиями. А теперь заняты тем, чем по идее должны быть озадачены государственные органы: формулируют стандарты качества для своего продукта.

Мы продолжаем спецпроект о наших предпринимателях, которые заняты полезными делами: они не продают и не покупают, а создают свой собственный продукт, за который не стыдно. Мы считаем, что на таких вот людях всё держится. И рассказываем о них, потому что они заслуживают уважения.

Компания «Можно» (торговая марка «Величай») началась с благословения батюшки и с одной заброшенной в темный угол чердака коробки. В 2009 году сотрудник крупного металлургического холдинга Александр Масютин мучился традиционными интеллигентскими вопросами из цикла «а вдруг я занимаюсь чем-то не тем?». Православный священник внезапно посоветовал ему «заняться иван-чаем». Александр советом воспользовался.

Эту траву, цветущую ярким цветом, на Урале знают если не все, то многие. Растет она буквально везде. В деревнях иван-чай традиционно собирают и заваривают. Александр кое-что об этом знал, кое-что почитал в интернете и взялся экспериментировать. В первый год, по собственным оценкам, сделал по наитию «килограмм пять чая», но все выкинул, потому что «получилась отвратительная гадость». На следующий год «предпринял еще сорок-пятьдесят попыток» — с тем же неутешительным результатом.

Александр Масютин, генеральный директор компании «Можно»:

В очередной раз, когда уже ничего не хотелось, я засунул этот чай в коробку, утащил к себе на чердак и поклялся, что больше никогда этим заниматься не буду. Старался про него забыть, но подмывала мысль: нельзя же просто так его выкинуть, надо сходить посмотреть, что получилось.

Через три месяца не выдержал, достал коробку с чердака. Засыпал чай в стакан, залил кипятком. «На удивление он очень хорошо заварился: появился насыщенный, ровный цвет», — вспоминает Александр и утверждает: этот первый внезапно удачный эксперимент с иван-чаем и стал началом его маленького бизнеса. Это была первая партия чая, которую он не только случайно сделал, но так же случайно и продал.

Александр Масютин:

Я блуждал по одному из торговых центров. Увидел там чайную лавку. Зачем-то туда зашел и говорю: «Иван-чай купите?». Продавец ответила мне, что «это сейчас модная тема» и, мол, почему бы и нет. Принес. Отторговали они меня, что называется, цену снизили в четыре раза, но купили килограмма два. На следующий день рано утром мне звонит взволнованный продавец и говорит: «Александр, пожалуйста, выручай. У нас все раскупили. Привези еще! Вези все что есть! Цена не имеет значения». Ну я привез все, что у меня оставалось, — килограмм пять. Такой вот первый коммерческий успех.

Технологию производства русского иван-чая привезли из Китая

Но домашнее хобби в полноценную мануфактуру Александр превратил только после того, как к нему присоединился партнер — институтский друг Алексей Чириков. Он нашел и вложил в проект около 12 млн рублей. Деньги потратили на оборудование: сняли двухэтажное здание и смонтировали производственную линию, способную за сезон (а это всего два месяца в году) выдавать до 60 тонн чая. Технологию подсмотрели в стране с вековыми чайными традициями.

В Китай партнеры предприняли три экспедиции: внимательно изучили процесс изготовления улунов, пуэров, Да Хун Пао. Подглядели технологии, заодно насмотревшись на то, как чай делать не надо.

Источник и полная статья на: http://66.ru/news/business/170211/